?

Log in

entries friends calendar profile Previous Previous
valerytishkov

Уважаемые участники конференции, коллеги!

Хочу сказать как руководитель Отделения историко-филологических наук РАН о месте и о роли именно академического гуманитарного знания в российском обществе. Гуманитарное знание имеет особую ценность в современной технократической цивилизации, и важность поддержки гуманитарных наук как необходимого условия развития страны, поддержки интеллектуального потенциала нашего общества, формирования национального самосознания российского народа является довольно тривиальной констатацией при обсуждении состояния науки и образования. Однако этот тезис в последние пару лет подвергается сомнению некоторыми политиками и управленцами в области науки и образования. Предлагалось даже слияние РГНФ с РФФИ под предлогом устранения дублирования функций, некоторые члены правительства высказывались уничижительно о работе российских ученых-гуманитариев, их отсталости от мировой науки. Один из министров, слив в собственном министерстве три культурологических института в один, выразил мнение о необходимости «сливать» и академические гуманитарные институты. В т.н. дорожной карте развития науки, в перечне важнейших научных направлений развития науки в Российской Федерации гуманитарная наука блистает своим отсутствием. Предложения по рейтингованию научных институтов и отдельных ученых, включая индексы цитирования, никак не учитывают специфику гуманитарного знания и труда ученых в этой области. Например, ведущую роль не журнальных статей, а монографий в публикационной активности гуманитариев, обязательное предпочтение русского языка в сочинении научных текстов по отечественной истории, филологии и лингвистике, самодостаточную научную значимость публикации архивных документов, летописно-фольклорных текстов или научное комментированном издании писательского творчества и т.д. По нашему предложению РАН направила письмо министру Ливанову сделать эти поправки в системе оценки институтов и ученых, но ответ пока не получен. Кстати, на 1 октября уже намечено что-то вроде тотального рейтингования российских НИИ. И это важный вопрос в жизни научного сообщества.

Мое ощущение таково, что вернувшиеся в центр внимания «сталь и сплавы» и разные «нано» и «био» начали сужать пространство и осознание значимости классических гуманитарных наук. Это подтверждается сокращением в 5-10 раз в этом году и в предыдущие годы количества бюджетных мест на классические гуманитарные науки, особенно на историю и филологию. Это сокращает число профессионально подготовленных специалистов, которые могли бы на должном уровне преподавать отечественную историю, русский язык и литературу. Зато в историческую науку вовсю лезут людишки с должностными или денежными ресурсами, чтобы обрести ученые степени, не имея представления о сути научного труда. Потом ходят всю жизнь с обозначенными на визитках научными степенями и званиями, дискредитируя образ и статус ученого и воруя позиции у подлинных тружеников науки. Это, кстати, проблема и нашей внутренней ответственности и твердости в охране собственных рядов и престижа профессии ученого. Могу сказать, что за 22 года работы директором института в нашем специализированном совете по присуждению ученых степеней не защитился ни один госслужащий и ни один бизнесмен! Обычно говорю таким «соискателям»: «Я свой совет не контролирую и поэтому результат не обещаю». И сразу отползают в сторону. В порядке самоочищения здесь нужно изменить ситуацию к лучшему, хотя за последние пару десятилетий наклепалось фальшивых «доцентов с кандидатами» неизмеримое число. Они теперь калечат студентов и воспроизводят себе подобных, а еще хуже – оказываются во власти и считают себя «сами с усами» по части реформирования науки и экспертизы принимаемых законов и решений. Для естественников это не такой актуальный вопрос, а для нас – важная и трудно решаемая проблема. Статус и уважение ученого можно вернуть только когда с заборов и из Интернета исчезнут даваемые часто нами же самими объявления об «изготовлении под ключ» дипломных работ и диссертаций.

Область классических гуманитарных наук часто   понимается как статичное пространство, которое скорее сохраняет то, что уже создано предшественниками, нежели производит новое знание. Теряется понимание того, что высокий уровень гуманитарной науки, преемственность в развитии научных школ историков и филологов в России, как и в странах Западной Европы, обеспечивались благодаря функционированию сети специальных научных учреждений, имеющих свою историю и свои традиции. Сегодня РАН остается в нашей стране единственной структурой, имеющей в своем составе сеть институтов, для которых фундаментальные историко-филологические исследования являются основной задачей. Результаты работ этих институтов не всегда заметны в медийном поле. Ведь гуманитарные науки редко дают одномоментные   прорывы в познании нашего прошлого и в осмыслении культуры. Здесь чаще всего происходит медленное накопление новых знаний, на что могут уходить годы и десятилетия. Тем не менее, исследования историков и филологов академических институтов в последние десятилетия во многом изменили представления о нашем прошлом, обновили видение многих крупных исторических явлений. Например, полноценное представление о многообразии древних культур на территории современной России сформировалось в мировой науке во второй половине XX в. в результате работ академических экспедиций с появлением массивов новых материалов о скифах, сарматах, греках – основателях городов на черноморском побережье, финно-угорских народах, Волжской Булгарии, Золотой Орде. Новые открытия элитных сарматских погребений на Южном Урале (т.н. «царский курган» в Филипповке), о которых в последние недели несколько раз рассказывалось в новостных программах, были сделаны специалистами Российской Академии наук.

Средневековая Русь была практически заново открыта археологами в последние десятилетия XX в., благодаря достижениям Новгородской археологической экспедиции. 2012 год был объявлен Годом истории потому, что историки установили истоки и воссоздали 1150-летнюю историю российской государственности. Сегодня Новгород с его коллекцией берестяных грамот, боярскими усадьбами, открытыми в раскопах, археологическим музеем на Рюриковом городище символизирует тысячелетние корни российской культуры и государственности. Но так было не всегда. Этот образ раскрыт усилиями археологов, историков и лингвистов, объединенных академиком В.Л. Яниным. На наших глазах меняются представления о становлении человека современного антропологического облика, времени и путях древнейшего заселения человеком Евразии. Первооткрывателями являются сибирские ученые, и за эти открытия академик А.П. Деревянко был удостоен в 2012 г. Государственной премии РФ.

Не менее впечатляющие достижения сделаны в последние десятилетия в других областях исторической науки. Они связаны с введением в научный оборот огромного массива архивных материалов, раскрывающих историю нашей страны в XX в. Эти документы сделали возможным объективное освещение драматических событий прошедшего столетия – от революции и гражданской войны до распада СССР. Обращение к архивным документам для оценки событий новейшей истории стало нормой, оно востребовано в журналистике, документы из секретных архивов постоянно появляются на телеэкране. Напомню, что задача «открытия архивов» с документами советского времени была поставлена в 1990-е гг. историками РАН и выполнялась Росархивом в сотрудничестве с историческими институтами Академии. Академики А.А. Фурсенко, Н.Н. Покровский задали высокий уровень публикации архивных источников новейшего времени.

  Чтобы стать классным историком, лингвистом, востоковедом требуется огромный и многолетний труд, а денежной, утилитарной отдачи от этого недоучкам и менеджерам увидеть трудно. Из-за этой слепоты общества и слабой конкурентности гуманитарных чудиков-грамотеев в России становится все меньше специалистов, знающих древние языки, работающих со средневековыми рукописями, читающих скоропись XVII в., ориентирующихся в архивных фондах. Пока классические школы целого ряда гуманитарных дисциплин сохраняются и продолжают развиваться только в институтах РАН. И едва ли даже перекормленный деньгами какой-либо вуз возьмется за создание 6-томной «Всемирной истории», 18-томной «Исторической энциклопедии», 20-томной академической «Истории России», 10-томная «История Китая», 30-томной серии «Народы и культуры» по истории и этнографии народов бывшего СССР. Последняя серия потребовала 20 лет труда сотен ученых, объединенных Институтом этнологии и антропологии РАН .

Не могу не сказать о значении работ в области языкознания и литературоведения. Чем была бы наша страна и наша культура без издания полных академических собраний сочинений русских писателей? Это делается многолетним трудов филологов ИМЛИ им. Горького и Санкт-Петербургского Пушкинского дома. Сейчас идёт подготовка полных собраний сочинений А.С. Пушкина, Н.В. Гоголя, И.А. Гончарова, И.С. Тургенева, А.А. Фета, Н.А. Некрасова, Л.Н. Толстого, А.М. Горького, М. Волошина, А.А. Блока, В.В. Маяковского, А.П. Платонова, М.А. Шолохова и других классиков русской литературы. В последние годы вышли в свет собрания сочинений С.А. Есенина, А.М. Ремизова, Велимира Хлебникова, которые могут быть отнесены к крупнейшим достижениям мировой редакционно-издательской практики.

Чем был бы мир нашей словесности без академических многотомных словарей русского языка, лингвистических атласов, публикаций фольклорных материалов, многотомных историй национальных литератур? Академические словари, как и собрания сочинений писателей, являются одной из основных форм сохранения культуры нации, родного языка и языкового разнообразия как мирового культурного наследия. Назову несколько осуществляемых нами изданий: "Большой академический словарь русского языка", "Словарь русского языка XI-XVII вв.", "Русский этимологический словарь", "Этимологический словарь славянских языков", "Словарь русских народных говоров". Фундаментальный "Большой орфоэпический словарь русского языка" включает более 120 тыс. слов. Крупный инновационный проект академической лингвистики –"Национальный корпус русского языка", который в настоящее время содержит около 500 млн. словоупотреблений. Идёт работа над корпусами языков народов Российской Федерации, включающих сегодня 36.5 млн. словоупотреблений.

Вся эта работа, весь этот гигантский и плохо оплачиваемый труд нужны нашему народу как свидетельство одной из самых просвещенных наций мира и как гарантия против одичания. Эти труды нужны и мировой культуре, ибо нет образованного человека в любой части планеты Земля, который не знал бы имен Чехова, Толстого, Достоевского, Солженицына. А это значит, что за все эти труды Российская Академия наук заслуживает благодарности, почтения и поддержки. Унижая Академию и образ российского ученого, мы унижаем страну и ее народ, а они этого никак не заслужили.

2 comments or Leave a comment
Сегодня просмотрел большую пачку новогодних поздравлений. Когда-то в молодости у меня был знакомый американский профессор, которому я посылал из Москвы новогодние открытки. Через 3-4 года он задал мне вопрос: "Валерий, у вас в СССР новогодние открытки только с Кремлем и с красными звездами или бывают какие-то другие?" Зато сегодня ни одной одинаковой и в оформлении - буйная фантазия (но это для художественного анализа). Что касается текстов, то, конечно, много трафаретного и люди понимают, что важны не столько слова, сколько сам факт посылаемого поздравления от одного другому адресату. И тем не менее, у меня была еще одна знакомая американка, от которой несколько лет я получал новогодние открытки, к которым был приложен густо исписанный лист с подробным описанием событий прошедшего года для всех членов ее семьи. Понятно, что это предназначалось прежде всего для близких друзей и родственников, но листочек попадал в "рассылку" для всех. И это была (надеюсь и сохраняется) довольно приятная и даже полезная традиция в формах новогодних поздравлений. И еще мои канадские друзья Соня и Штефан Батя (обувные магнаты) посылали каждый год открытки с изображением очередного экспоната из созданного Соней в г. Торонто уникального Музея обуви, а также прилагали собственную фотографию, не страшась своих преклонных лет. В этом году от них не было открытки, но очень надеюсь, что они живут и здравствуют. В нынешних поздравлениях - новая тенденция: готовый текст уже во вкладыше и автор поздравления ставит только свою подпись. Далеко не лучшая тенденция и далеко не все ей следуют. Из многих открыток я выбрал три от известных в стране людей и решил поделиться их содержанием. Эти три открытки воплотили в себе три человеко-стиля: официально-простой с оттенком доверительности, духовно-благовестный как послание (поэтому не в форме открытки, а в форме письма) и актуально-жестко-остроумный, что далеко не каждому дано так писать. Прочтите, но делиться с друзьями необязательно: все-таки поздравления были получены мною, хотя, уверен, у них было много и других адресатов. А вчера позвонил неутомимый жизнелюб и воплощение деликатности поэт Андрей Дементьев и поблагодарил за новогоднее поздравление (был за рубежом и не смог послать поздравление). Это тоже исчезающий вариант интеллигентного поведения. И чтобы не выпасть из этого стиля я тоже всех благодарю, кто прислал мне новогодние поздравления.  

Путина[2]
Климента[1]

Затулина[1]
 
1 comment or Leave a comment

У меня нет такого ощущения, что страна наша «идет в разнос» или же пребывает в глубоком кризисе. От предновогодних и от новогодних дней не осталось впечатления «пира во время чумы». И пира особого не было, включая президентское поздравление и скромное количество конфетти, высыпанного на телеэкранах, и никаких природных и политических катаклизмов, слава Богу, не случилось. Даже ночная пальба китайским порохом была скромнее и не такая многоночная. По своей части отмечу две вещи: одна позитивная, другая – тревожная. Накануне Нового года страну и ее народ символически сплотила (на сей раз не спорт и не жизненная драма) телепередача «Голос России». Особенно ее финальные раунды, когда двух голосистых «кавказских» парней выбили четыре удивительные молодые, красивые и очень талантливые певицы, две из которых родом из Татарстана, а третья – армянка из Краснодара. И хотя я уверен, что Казань и Краснодар были счастливы от финального состава, но для всей страны было интересно и важно другое – чей голос и какая песня станут первыми. В ходе конкурса исполнение татаркой Эльмирой Калимуллиной русской народной песни было бесподобным, а выбор Дины Гариповой и многих других в пользу западной, преимущественно джазовой, музыки потверждает мой давний вывод о наличии в национальной российской культуре трех взаимно обогащающих потоков: партикулярного этнического, общероссийского и глобальной масскультуры. Этот феномен культурной сложности касается не только художественной (высокой) культуры, но многих других сторон жизни современной российской нации (пища, одежда, язык, обычаи и верования, ценностные установки и даже некоторые правовые нормы). Эта признанная сложность и уважение различий и составляют основу и условие солидарного и единого российского народа.
Те, кто этого не понимают и хотят заставить людей вести себя одинаково, говорить на одном языке и молиться одному Богу, совсем не понимают Россию и суть эффективного управления сложными обществами. Своей установкой, что «центр должен цивилизовать этническую периферию, иначе периферия варваризирует центр» (изречение одного из нынешних вице-премьеров Правительства РФ), они ставят страну на грань риска внутренних гражданских коллизий и провоцируют среди граждан отторжение «центра». Из этой установки и поверхностных оценок конкретных ситуаций (баранов во дворах и русских парней на бульварах режут, не там танцуют и стреляют, много рожают и плохо говорят и т.п.) появляются нереализуемые проекты особо охраняемых «местных образов жизни» и переделки под эти «образы» поведения других граждан из числа сравнительно недавних жителей тех или иных мест. Проблема стыковки укладов и тревожной реакции старожильческого населения на приезжих действительно всегда существовала, но только решалась она по-разному: кровавыми чистками-разборками или уживчивостью и взаимодействием. Я помню, как в 1960-е гг. москвичей раздражала «лимита» - провинциальные жители, получавшие прописку в Москве вместе с малоквалифицированной работой. Москва пережила это время без политбаталий и насилия. Плохо то, что потомки этой «лимиты» и даже более поздние переселенцы в первопрестольную начинают теперь сочинять «кодексы поведения» для «инокультурных» и «нецивилизованных» россиян. Не для иммигрантов, а именно для россиян! Откуда взялись эти полоумные маргиналы, претендующие на защиту русских под черными знаменами, - это вопрос особый, но вот почему они получают благословение от высшей власти – это вопрос касается меня лично. Ибо, зачем нужно было этой же власти весной 2012 г. создавать Совет по межнациональным отношениям и включать туда именно для совета специалистов, в том числе ученых-академиков, если безответственные импровизации продолжают править бал в этой сфере нашей общественной жизни?
Вот такие впечатления… А может быть это напрасные страхи из блогосферы? Тогда негатив забираю назад.

1 comment or Leave a comment

Даже не помню, когда выпал из блогосферы, увлекшись немного ФБ и переживая большую перегрузку (пять вышедших книг под моей редакцией и сданная в производство собственная книга в 30 а.л.). А самое главное – был занят Годом российской истории, ибо сам его инициировал на встрече в июле 2011 г. во Владимире президента Медведева с группой историков. Год истории получился не хуже Года русского языка пять лет тому назад. Люди любят свое и чужое прошлое, даже если и ненавидят его. Профессионалы издали много книг и провели интересные конференции, особенно по 1150-летию российской государственности и по эпохе Наполеона и Отечественной войне 1912 года. Создано Российской историческое общество, министр Мединский запросил и получил поддержку В.В.Путина создать еще и Военно-историческое общество. В СМИ история была главной темой, хотя и в формате шоу: с крайними оценками, криками и «голосованием страны» по вопросам оценки прошлого. Некоторые академики из числа пожилых не гуманитариев восприняли телевизор вполне серьезно и стали требовать от академика Ю.С. Пивоварова извинений за то, что назвал сталинский режим «людоедским». А произошло это 18 декабря на Общем собрании Российской академии наук, посвященном науке истории. Все доклады от нашего Отделения историко-филологических наук были первоклассными, и зал «Наука» в главном здании РАН был полон (около одной тысячи мест!). Тема была интересной и для представителей естественных наук. Это было своего рода заключительное научное мероприятие года российской истории. Если весной 2013 г. будут перевыборы президента и президиума РАН, тогда скорее всего научные мероприятия Года российской истории, как и вся затея с годом, станут моим последним «проектом» в должности руководителя Секции истории Отделения историко-филологических наук;    
     
Второе и очень важное в ушедшем году – это вхождение в Президентский совет по межнациональным отношениям и прямое участие в подготовке проекта Стратегии национальной политики Российской Федерации до 2025 года. Президент утвердил ее своим указом, и в этом документе есть много нового и обнадеживающего. По-крайней мере, глашатаи «провала проекта гражданской нации» хотя бы немного присмиреют, а большинство ученых, кто занимается темой российской идентичности и проблемами нации, заметно приободрятся. Хотя научные позиции не должны колебаться вместе с текстами указов и речей политиков. Убежденность и последовательность необходимы ученому, хотя довольно часто новое знание и меняющийся мир заставляют менять и научные позиции. И это вполне в норме. Поэтому не держу зла на тех, кто натаскан на понимание нации исключительно как типа этнической общности и всячески старался опорочить гражданский (политический) смысл нации. Этим дебатам в нашей стране уже много-много лет, но только страна и ее народ несут большие издержки от того, что нет хотя минимального согласия по столь кардинальному вопросу: «Мы все – россияне» или «Мы все – русские»? И в ежегодном Послании Президент опять подпустил туману, хотя и подписал через несколько дней Стратегию, в которой говорится о российской нации. Вот такой был Год российской истории. С Новым годом!  

1 comment or Leave a comment

Когда-то Форт Росс был заброшенным и даже нелюбимым местом для некоторых ультра-патриотов в США. Да и сейчас мало кто из американцев, включая историков, знает об этом месте, хотя совместное празднование 200-летия основания форта записали в свое коммюнике по итогам встречи президенты Путин и Обама пару месяцев тому назад.  В России Форт Росс стал широко известен через поэму А.Вознесенского и рок-оперу А.Рыбникова, хотя историей Русской Америки, включая присутствие россиян в Калифорнии с 1815 по 1841 гг., изучалось отечественными историками, начиная с известной книги ленинградского историка С.Б. Окуня «Российско-американская компания» (М.-Л., 1939). За неделю до отъезда в США издательство «Наука» выпустило подготовленный Институтом этнологии и антропологии РАН (традиция изучения Русской Америки в нашем институте идет от А.В.Ефимова и С.Г.Федоровой) 2-й том архивных документов «Россия в Калифорнии» (почти все публикуются впервые!). Круглый стол «Форт Росс как живая память» прошел очень содержательно. После российского посла в США С.И.Кисляка и президентского представителя по международному культурному сотрудничеству М.Е.Швыдкова были доклады директора Кунсткамеры Ю.К.Чистова, директора Института российской истории Ю.А.Петрова, ректора РГГУ Е.И.Пивовара и американского археолога К.Лайтфута. Выступила нынешний президент Ассоциации по сохранению Форта Росс Сара Свидлер, больше всего озабоченная собиранием денег для обеспечения нужд этого исторического места.

Форт входит в систему парков и исторических мест штата Калифорния. Парковая служба штата переживает кризис (оказывается много лет руководство службы воровало казенные деньги!) и форт почти не получал поддержку от властей. Ситуацию поправила российская компания «Ренова», на протяжении 3 лет тратившая по одному миллиону долларов в год на реставрацию и другие работы по форту. Сейчас исторический памятник в порядке, хотя, как и в прошлом, нет ресторанчика, чтобы покушать, примитивный киоск с лжерусскими поделками и временные туалетные кабинки на поле за стеной-частоколом форта. И открыт форт только в субботу и воскресенье. Но 28 июля, в субботу, здесь состоялся праздник, какого не было за всю историю форта: 3-4 тысячи посетителей (главным образом местные русские), на сцене – приехавшие из России хор имени Пятницкого, ансамбль Военно-морского флота и детский коллектив из Иркутска, служба в часовне, которой подарили новые иконы, стрельба из двух пушек по церемониалу тех времен (стреляли только для приветствия кораблей и по случаю праздников), хоровод местных потомков русских иммигрантов и другие радости.

А пока пел хор, наша группа в 23 человека стояла больше часа в очереди, чтобы съесть русские «голубцы» или «пельмени». Было яркое солнце и сильный ветер с океана. В очереди перед нами одной пожилой посетительнице стало совсем плохо. Уложили ее на один из столов, а минут через 20 в воздухе появился спасательный вертолет. С великой деликатностью перенесли даму на  носилках в вертолет и в больницу. Похоже, что для россиян история и культура, а для американцев – ценность человеческой жизни имеют приоритетные смыслы.

А праздник продолжался и в воскресенье, но мы уехали в Сан-Франциско.

Есть хорошие фото и поставлю несколько на свой сайт в раздел «образы мира»..        

3 comments or Leave a comment

17 июля – день рождения Миклухо-Маклая, который празднуется в России как День этнографа. Эта добрая традиция стойко поддерживалась нашими омскими и некоторыми другими «провинциальными» коллегами, а москвичи частенько об этом забывали, пребывая в трудах и в непраздничных заботах. Но в этом году нужно дружно отметить этот большой день. Даниил Давыдович Тумаркин издал прекрасную биографию о Николае Николаевиче под названием «Белый папуас», а в Санкт-Петербурге вышел замечательный труд покойного Александра Михайловича Решетова «Материалы к биографическому словарю российских этнографов». Так что ниточка протянулась от первого до ныне живущих «членов профессии» (после долгих издевательств на этим моим выражением беру его в кавычки). Мы начали подготовку к Х съезду этнографов и антропологов (июль 2013), и мне бы хотелось в День этнографа предложить главную тему конгресса «Праздники и будни»  (а то все в голову лезут «традиции и инновации»). Но это на общее обсуждение. А пока сегодня вечером из Звенигородской глуши, где жук-типограф пожрал вокруг все 150-летние ели и посему до меня стал доноситься шум дороги, мне как президенту нашей Ассоциации хочется пожелать всем веселого настроения и летних полевых успехов. А наш выезд на «Русский праздник в Америке» по случаю 200-летия Форта Росс намечен на следующую неделю. Сегодня получали американские визы и вместе с ними поздравления от консульских клерков за пуленепробиваемым стеклом. Видимо, они знали, что у нас завтра праздник! Кстати, в 51-й раз пересекать Атлантику и всю Америку до Калифорнии – не очень большая радость. Но увидеть еще раз замечательный по красоте кусочек бывшей русской земли тоже очень хочется. Нам всем много чего хочется, но в День этнографа лучше всего встретиться в друзьями, выпить, спеть и поделиться историями, из которых некоторые действительно имели место. С праздником!

Валерий Тишков

1 comment or Leave a comment

Язык – это прежде всего система коммуникации людей, а уже потом – это одна из основ культуры и тем более – инструмент политики. Обычно в государствах язык большинства или язык основных групп населения обретают статус государственного, т.е. принимаются как язык бюрократии, правовых текстов, государственных услуг и военных приказов. Но есть один важный принцип: «бюрократия должна говорить на языке налогоплательщиков, а не наоборот». Когда боксер Кличко говорит, что государственным языком в Украине должен быть только украинский и ссылается на некую мировую норму, то он ошибается. Такой порядок есть только в странах, где все население или его подавляющее большинство говорит на одном языке. Например, в Германии или в арабских странах. Но если в стране значительные группы населения говорят на разных языках, тогда в мировой практике используются два варианта: или официальное двуязычие (многоязычие) на территории всей страны (примеры: Канада, Швейцария, Финляндия, Шри Ланка, Индия и другие) или же официальный статус, помимо одного (основного)  обретают языки в регионах преимущественного проживания иноязычного населения (примеры: Россия, Испания, Италия, Франция, Китай и другие). Второй вариант более распространен, ибо он дешевле и чувствительнее к языковому разнообразию среди жителей той или иной страны. Этот вариант особо поддерживается Европейской хартией региональных языков и языков национальных меньшинств. Эта Хартия подписана многими странами Европы, включая Россию и Украину, а последняя, кажется, даже ратифицировала Хартию. Тогда о чем идет речь в Украине, где русская речь есть основной язык знания и общения не менее половины населения? К чему ведут противники принятого закона о региональных языках? К тому, что русскоязычные граждане потребуют присылать им налоговые декларации на русском языке для заполнения и уплаты налогов, а это будет означать обязательное и мгновенное официальное двуязычие на всей территории Украины. Или же все-таки преодолеть 20-летний раскол страны из-за дискриминации одного из двух основных языков населения вполне суверенного и демократически устроенного государства? Все равно русскоязычные граждане страны не совершат переход на украинский, а последний обрел более чем прочные позиции по сравнению с позднесоветским периодом. Неужели продолжится стыдливое молчание международных экспертов по проблеме языков и прав меньшинств по поводу ситуации в ряде постсоветских государств, где имеет место явная языковая дискриминация жителей этих стран, говорящих на русском языке? Русский язык не заслужил статуса «наказанного языка», а официальным может и даже должен стать не только в Украине, но и в Латвии и Казахстане, как минимум. И станет. Прежде всего во имя сохранения целостности и стабильности самих этих стран.     

1 comment or Leave a comment

В июле 2011 г. во Владимире на встрече Президента Д.А.Медведева с историками мною было высказано предложение объявить 2012 год – Годом истории, а также создать Российское историческое общество. Оба предложения были восприняты Президентом и его командой, и 7 января 2012 г. был издан Указ о Годе российской истории, а 17 апреля Постановлением главы Правительства В.В.Путиным был создан оргкомитет во главе с министром А.А.Фурсенко (за 10 дней до его отставки!) и утвержден план основных мероприятий. Деньги на мероприятия в бюджете уже не были предусмотрены, поэтому все дела - за счет наличных ресурсов ведомств и общественных организаций и возможных грантов. Кое-что получается. Например, РГНФ срочно объявил спецконкурс на десять книг по юбилею российской государственности и Отечественной войны 1812 года. К декабрю книги должны выйти, ибо победители конкурса – это сильные команды известных ученых. 

На сегодня самое важное событие произошло 20 июня 2012 г. в здании бывшего Дома дружбы с народами зарубежных стран (сейчас это что-то типа Дома приемов Правительства РФ). Благодаря тому, что спикер Государствнной Думы С.Е.Нарышкин и его аппарат, а также Фонд современной истории (С.М.Шахрай) подключились к созданию исторического общества (в одиночку Отделение историко-филологических наук не смогло бы это сделать) было учреждено в форме ассоциации «Российское историческое общество» (РИО). У него впечатляющий список учредителей (РАН, Эрмитаж, Музеи Кремля, Палестинское общество и другие – всего более 20), а председатель общества – С.Е.Нарышкин, сопредседатели – академики А.П.Деревянко, А.В.Торкунов, А.О.Чубарьян). Теперь у российских историков есть свое профессиональное общество (если его не узурпируют историки-любители и политики от истории) с широкими задачами (поддержка научного знания и его распространение, историческое просвещение, экспертная и методическая помощь по исторической тематике и другие). Мне кажется, что это гораздо лучше, чем корявая «Комиссия по борьбе с фальсификациями истории» в администрации Президента РФ, которая ныне уже отсутствует в ее структуре.  

          И все-таки прошло полгода Года российской истории, а созданный по этому поводу оргкомитет так и ни разу не собрался! Сказались выборы и смена правительства, но календарное время неумолимо идет своим чередом. Однако впереди есть кое-что интересное, о чем хочу проинформировать:

1. В школах страны 1 сентября первым пройдет «Урок истории», посвященный Отечественной войне 1812 года (методичка для проведения урока появится в августовском номере журнала «Преподавание истории в школе»).

2. 18-19 сентября торжества и конференция в Великом Новгороде, посвященные 1150-летию российской государственности с возможным участием Президента и Патриарха.

3. 27 сентября в Актовом зале МГУ откроется международная конференция «От Древней Руси к современной России» (РАН и МГУ совместно).

4. Планируется фестиваль истории в рамках Дней городов (но об этом еще нужно договариваться на оргкомитете). В Москве на Васильевском спуске могла бы состояться историческая реконструкция по случаю 400-летия изгнания из Кремля поляков или просто праздник истории.

5. Будет реконструкция Бородинского сражения.

6. 18 декабря пройдет Общее собрание Российской академии наук, посвященное Году истории.

Самое близкое по времени и по моей личной вовлеченности – это поездка большой российской делегации на «Русский праздник в Америке» - празднование 200-летия Форта Росс в Калифорнии 27-29 июля. fort

Там в Санта-Розе будет круглый стол и постановка рок-оперы «Юнона и Авось», а в субботу и воскресенье будет народное гуляние в самом форте с участием Русского народного хора имени Пятницкого. Впервые я посетил форт в 1975 году, когда даже сами слова «Русская Америка» не признавались ни в СССР, ни в США, а сгоевшая часовня только восстанавливалась усилиями местных энтузиастов из числа представителей русской диаспоры. Сегодня Форт-Росс – это уже часть нашей национальной памяти, в значительной мере благодаря сначала научному труду академика Н.Н.Болховитинова, затем – поэме  А.Вознесенского, а затем – мюзиклу Алексея Рыбникова «Юнона и Авось».  

Как причудливо сказанные слова и сочиненные научные тексты иногда воплощаются в президентские указы, художественные произведения и в общенациональные кампании! А потом снова историки будут описывать, «как все было», включая, возможно, и историю Года Российской истории.

Получилось как-то очень отвлеченно от злобы дня, но как раз злоба, из-за которой сидят в тюрьме до суда молодые матери, мне активно не нравится.

3 comments or Leave a comment

К моему удовлетворению есть еще авторы, которые пишут против нынешнего националистического тренда, называемого  элегантно "консервативным поворотом". Этот тренд уже давно копил свои силы, набрал заметную инерцию в избирательный цикл и пока не собирается сдуваться, как это начинает происходить в некоторых европейских странах. Как только в России национализм шовинистического толка зашкалит до уровня конституционной записи о "государствообразующем народе", очнутся периферийные националисты, которые пока мстительно выжидают и наблюдают как русские хоронят Россию своим отторжением российскости. Им это вполне на руку. Вместо паинского "маятника" может получиться такой резонанс  двух  этих национализмов этнобиологического свойства, что от первой статьи Конституции и даже от государства могут полететь щепки. До 1 июня Путин сформирует Совет при Президенте по межнациональным отношениям. От его состава и повестки может кое-что зависеть в плане улучшения ситуации (об улучшении межнациональных отношений, кстати, был подписан Указ Президента спустя пару часов после инаугурации). Пока по этой части полное неведение среди экспертного сообщества. А может быть народилось новое сообщество на эту тему? Из тех, кто недавно объявил Москву "казачьей станицей" и сделал это центральным моментом этнополитики в столице России. Пока обращаю внимание на отличную, на мой взгляд, критическую статью А.С.Ципко по поводу последней книги профессора МГИМО В.Соловья и на статью  А.Морозова по поводу назначения Мединского министром культуры. 
   

Leave a comment

Коллективные исторические драмы (большие военные победы и мирные достижения, массовый голод и депортации, геноцид) очень часто составляют важный компонент национальной идентичности наряду с образами большой и малой Родины, общей культурой и языком, духовными ценностями и традициями. В нашей стране Май 1945 года обрел эту общенациональную значимость  где-то во второй половине 1960 – начале 70-х годов и, видимо, останется в исторической памяти как остались Куликовская битва и Бородинское сражение. В настоящий момент российское общество переживает время, когда эта память еще сохраняет живых свидетелей и когда она совсем скоро целиком станет результатом зафиксированных и постоянно обновляемых фактов, научных интерпретаций и художественных образов. В Год российской истории мне эта тема особенно важна, и вместе с другими российскими историками мы в 2012 г. постараемся провести много научных мероприятий и издать новые труды. А сейчас о личном моменте. 

          Вчера со своим старшим коллегой академиком Юрием Александровичем Поляковым (в прошлом году ему исполнилось 90 лет) мы посетили в пансионате РАН «Звенигородский» еще более старшего коллегу – академика Сергея Леонидовича Тихвинского, которому идет 94-й год! Он сидел за рабочим столом в своем номере и правил рукопись многотомной истории Китая, которая готовится под его редакцией! В войну и сразу после нее он был советским консулом в Синьцзяни и лично отправлял из Пекина телеграмму в Москву о провозглашении Китайской Народной Республики. Спустя несколько часов  Советский Союз первым признал молодую республику. В общем, личность легендарная, прямо из тех, «кто был на войне». Не менее легендарного человека я  поздравил сегодня с праздником – моего университетского учителя академика Григория Николаевича Севостьянова, которому исполнилось 95 лет! В войну он командовал партизанским отрядом в Белоруссии и был награжден боевыми орденами, как и С.Л.Тихвинский. Оба не любят надевать свои увесистые награды и продолжают заниматься сложным трудом историка. Дай им Бог еще многих лет жизни.

          В 2012 году исполнится 100 лет со дня рождения моего отца – Тишкова Александра Ивановича. Он умер в 1983 году. Из наград у него была только медаль «За победу над Германией». Отец попал в немецкий плен под Белой Церковью на Украине на второй неделе войны и пробыл в плену до окончания войны. Освободили его американцы во Франкфурте-на-Майне и передали советским войскам. После 2-месячной «проверки» летом 1945 года вернулся на Урал к жене и узнал, что у него в 1941 году в ноябре родился сын. Я пришел его встречать вместе с мамой к нашим родственникам: он сначала зашел к ним по пути с вокзала, чтобы узнать дождалась ли его жена (4 года от него не было никаких вестей!). А ему сказали, что не только дождалась, но у него растет сын! Он подарил мне железную коробку с леденцами. Это был его единственный немецкий трофей с войны, и это было мое самое раннее детское воспоминание. Отца по новой не посадили. Но он отмечался регулярно в милиции в первые послевоенные годы и не особенно любил рассказывать о годах войны. Проработал всю жизнь школьным учителем географии и физкультуры. Родил с мамой еще двух сыновей, трудно жил, как и большинство людей того времени в малом уральском городе. Но оставил добрую память.   

          Недавно из архива мы получили справку о пленении в августе 1941 года политрука и командира взвода Тишкова Александра Ивановича (присвоенный советскими властями номер военнопленного 128479), уроженца села Коркино Туринского района  Свердловской области. Прикрепляю к своему посту фотографию этой справки и довоенное фото отца, сделанное за месяц до начала войны.       

           

2 comments or Leave a comment